Выставки
    Главная>Новости

    Борис Васильев: в списках навечно

    Добавлено 2012-10-24.

    Москва, 17 марта. На этой неделе не стало Бориса Васильева. Писатель-фронтовик - пожалуй, последний, о котором можно так сказать, умер у себя дома под Солнечногорском. Не дожил до 90-летия год с небольшим. Васильева провожали с офицерскими почестями. Он много писал о Великой Отечественной. Сам добровольцем ушел на фронт. «А зори здесь тихие», «В списках не значился», «Завтра была война» - все это уже классика. Многие из его произведений были экранизированы. Причем, не только в России, напоминает «МИР 24».

    Над его повестью тогда, в 1969-м, рыдала вся страна. «А зори здесь тихие» словно стерли официальный пафос с военной темы. Еще молоды ветераны, уже вышло немало книг, но о войне, где герои без орденов, без связи и всеми забыты, до этого никто не писал.

    «Я помнил войну. По себе знаю, когда ты в полном окружении, у тебя нет ни тылов, на флангов, ни командиров, никого - ты один! И с тобой еще 25 человек. И куда идти не знаю, и приказов нет. Ты в этот момент работаешь сам со своей совестью», - рассказывал Борис Васильев.

    История девушек-зенитчиц для Бориса Васильева в чем-то и биографична. Когда в 1941-м он ушел на фронт, бывшему школьнику дали командовать женской ротой.

    «Женщин брали в армию с 20 лет, а мне было всего-навсего 17. И представьте мое положение», - говорил Борис Васильев.

    В 1971 году в театре на Таганке по повести Васильева ставят спектакль, а уже в 72-м на экраны выходит и фильм. Удивительно, но цензура в нем пропустила даже столь откровенную для того времени сцену в бане. Режиссер хотел показать беззащитность женщин, которым приходится заниматься мужским делом - войной. Для актрис, сыгравших главные роли, этот фильм оказывается первым и главным в жизни.

    «Я все время слышу за спиной шепот, хотя уже много лет прошло. Иногда слышу: смотри-смотри, вон пошла, которая в болоте утопла», - признается актриса Елена Драпеко.

    Елена Драпеко сыграла в кино роль Лизы Бричкиной, которую старшина Федот Васков отправил с докладом в штаб. В повести Васильева она была родом с Брянщины, но по сценарию фильма девушка родилась где-то под Вологдой. Отсюда и северное оканье героини.

    «Я очень благодарна Борису Львовичу за то, что он согласился с моей трактовкой Лизы Бричкиной. Потому что тот образ, что я сыграла в кино, не совсем похож на описанный в тексте повести. Там совсем другой человеческий тип», - поясняет Елена Драпеко.

    Лизу Бричкину Борис Васильев видел как крепкую, «румяную русскую деваху». Именно так описывает ее в повести. Но Елена Драпеко по комплекции не подходила под это описание. Впрочем, как и остальные героини. Хрупкие, бледные, на войне читают стихи о любви и мечтают выйти замуж. Под грубые гимнастерки надевают кружевное белье и им же потом перевязывают раны. Про таких бы сказали, что и коня остановить не смогут. Но в итоге они останавливают отряд немцев.

    В Китае повесть Бориса Васильева настолько поразила читателей, что ее включили в обязательную школьную программу, а в 2005-м сняли свой фильм. На роли в своем варианте «зорь» китайцы подбирали актрис, похожих на героинь первой экранизации. И обстановку создавали соответствующую. Недели не прошло, как на берегу Амура появилась деревня - точная копия той, что была в советском кино.

    «Выстроили на полном серьезе. Это были не бутафорские дома, а сделанные из бревен по всем традициям. С мебелью внутри, со всей утварью. Я не понимаю, где они все это достали», - недоумевает актриса Дарья Чаруша.

    Повести, которая занимает всего лишь около ста страниц, не хватало на 19-серийный фильм. Сценарий пришлось опять редактировать Борису Васильеву. Но даже когда он был написан и утвержден, на съемочной площадке актеров многое удивляло.

    «Это очень забавно, они на полном серьезе просили сделать какие-то вещи, которые для китайцев естественны. Васкова просили в борьбе с немцами размахивать ногами, садиться на шпагат», - рассказывает Дарья Чаруша.

    Борису Васильеву везло больше, чем героям его книг. В 41-м году он сумел выбраться из немецкого окружения под Смоленском, под Вязьмой попал на минную растяжку и даже не поцарапался. Уже после войны, несмотря на славу и заслуги, он вместе с женой Зорей жил в скромном доме под Солнечногорском.

    «У них дача практически в лесу, какие-то лесники, охотники приходили поговорить и он их, как Лев Толстой, принимал, разговаривал. По рюмочке выпивал, но Зоря Альбертовна только одну разрешала», - вспоминает режиссер Юрий Кара.

    С будущей женой Зорей писатель познакомился в бронетанковой академии, куда его направили учиться. Многие заботы она взяла на себя, чтобы муж не отвлекался от творчества, а однажды даже спасла ему жизнь: Зоря вывела Бориса Васильева с забытого всеми минного поля, где тот собирал для нее цветы.

    «Я снимал по Булгакову «Мастера и Маргариту», для меня это как раз и был пример Маргариты, которая обеспечивала Мастеру возможность творить», - отмечает Юрий Кара.

    Юрий Кара, тогда еще студент ВГИКа, приехал к писателю обсудить сценарий будущей дипломной работы. Повесть «Завтра была война» тронула его настолько, что решил ее экранизировать. Тема сталинских репрессий тогда была под запретом, но из-за того, что снимали не для большого экрана, цензура фильм пропустила.

    «Они пели песню: «Мальчишку шлепнули в Иркутске, ему семнадцать лет всего». И он попросил, чтобы она обязательно была, прямо настоял. И мы придумали, как ее вплести», - рассказал Юрий Кара.

    По повестям Васильева было снято больше двадцати фильмов. «Офицеры», «Аты-баты, шли солдаты», «Не стреляйте в белых лебедей» и «Я - русский солдат» - эти картины еще при жизни писателя стали классикой.

    «Он как писал, так и жил. Честно писал, честно жил. Никаких расхождений. Он был настоящим русским офицером, с теми традициями, которые идут издалека», - комментирует поэт Андрей Дементьев.

    К концу жизни друзей у Бориса Васильева осталось не так много. В полупустом зале на прощании с писателем, в основном, поклонники. Он сам говорил, что не боится смерти, потому что прожил счастливую жизнь. Его похоронили на Ваганьковском кладбище в Москве рядом с женой, которую он пережил всего на два месяца.

     


    Новости по теме
    Два украинских режиссера получили премии имени Довженко
    В Москве открылась выставка «Мусульманские дети рисуют христианских Богородиц»
    Ибсен на сцене Маяковки: блогеры, хипстеры и анархо-экологи
    Вера Брежнева может остаться без имени
    Единственный цирк Молдовы вернули государству
    Подарить море сиротам завтра сможет каждый
    Администрация «Уголка Дурова» опровергает сведения о туберкулезе в театре