Выставки
    Главная>Новости

    Максим Никулин: Нашему искусству сознательно вредят

    Добавлено 2015-08-27.

    Что из себя представляет современный цирк? В чем разница между Цирком дю Соллей и Цирком на Цветном бульваре? Кто вредит сегодня стране и почему нужно избегать ненужных экспериментов в искусстве обо всем этом корреспонденту «Мир 24» рассказал генеральный директор и художественный руководитель Московского цирка Юрия Никулина на Цветном бульваре Максим Никулин.

    - Международный день Цирка в этом году будет отмечаться 19 апреля. Причем история этого праздника в России насчитывает лишь три года. Он прижился?

    - Мы особо не отмечаем этот день, да и в мире его широко не празднуют. Этот день в 2010-м году придумала Ассоциация цирка, членами которой мы являемся на протяжении пяти лет. Я думаю, что цирковые деятели просто собрались как-то вместе и решили, что нужен какой-то день. Поэтому, насколько я знаю, во всем мире этот день не отмечается пышно в отличие от государственных праздников, на которые выделяются средства. В нашем цирке перед выступлением ведущий программы Борис Федотов просто объявит публике, что сегодня Международный день цирка. Этим, я думаю, все и ограничится.

    - А как изменилось цирковое искусство за прошедшие двадцать лет? Чем советский цирк отличается от современного российского?

    - Акцентом на максимальное обращение к художественности номеров. Сейчас на манеже выступают уже не просто акробаты, гимнасты и жонглеры это актеры, которые играют роль, которые рассказывают какую-то историю. Драматургия стала обязательным элементом. В конце концов, трюки можно посмотреть, включив какой-нибудь спортивный канал. Хотя и со спортсменами цирковых артистов сравнивать неправильно: спортсмен всю жизнь тренируется для того, чтобы выступить всего один раз на главном соревновании. А в цирке человек отдает себя каждый день, а то и по два-три раза в день.

    19 августа в 19.35 на телеканале «Мир» смотрите документальный фильм «Неизвестный цирк», посвященный Цирку на Цветном бульваре

    - А помимо драматургии в представлениях - какие тренды диктуют моду в цирковом искусстве? Насколько это вообще пластичный жанр?

    - Я не думаю, что что-то кардинально изменится. Поиски есть всегда - инновации, эксперименты, но при этом я сторонник того, чтобы опыты ставились в лаборатории, а не на живых людях. Меня могут назвать ретроградом и консерватором, но мне кажется, что любое новшество нужно сперва обкатать, прежде чем показывать широкой публике. Не случайно существуют и маленькие камерные цирки, которые тоже собирают своего зрителя. А у нас уже другая история, потому наш цирк похож на завод. Здесь каждый вечер нужно «кормить» две тысячи людей, которые приходят на наши спектакли. Если мы не будем интересны, вкусны и полезны, то зрители просто перестанут к нам ходить.

    Конечно, можно сделать что-то эстетское и новаторское, но вопрос в том, ждет ли от нас этого наш зритель. Потому что люди, которые идут к нам, примерно знают, что хотят увидеть хорошее традиционное цирковое искусство. Этим мы, кстати, кардинально отличаемся от Цирка дю Солей, который сейчас раскручивается со страшной силой. Их представления это большое костюмированное декорированное шоу с большим количеством цирковых элементов, но не более. А мы пропагандируем традиционное цирковое искусство: те же номера с животными, другую классику цирковых жанров. И наш зритель знает, чего от нас ждать и к этому же он готовит своих детей. Из этого и рождаются традиции.

    - А техническим новациям есть место в современном цирке?

    - Наверняка появятся новые технические возможности, которые дадут артистам больше возможностей показывать свое мастерство. Например, жанр «акробаты на шестах», который в цирке называется «русская палка», зародился в 50-е годы. Так вот, раньше шесты были из бамбука, потом металлические. А сейчас шесты сделаны из того же материала, который применяется в большом спорте а он позволяет делать трюки совершенно иного уровня.

    Но дело не только в технике появляется что-то новое и в подходах. Есть, например, французское направление современного цирка. Там все замешано на внутренней психологической идее: артисты работают практически без костюмов, либо в «цивильной» одежде и, как правило, босиком. К тому же у них во время представления играет странная психоделическая музыка. И пускай лично мне это не кажется чрезвычайно интересным, но что-то можно перенять и оттуда. В любом случае это поиск, в любом случае это отдельное направление, которое они сами разрабатывают.

    - А почему в цирке так важна традиция?

    - Потому что цирк это детство. Как минимум, для очень многих людей. А истории из детства надо вспоминать с улыбкой. Мало кто отдает себе отчет в том, что цирк - это первое в жизни человека свидание с культурой, с искусством. Ребенка сначала ведут не в оперу, не на выставку и не на балет, а в цирк. И я глубоко убежден, что от того, что он там увидит, во многом зависит то, каким человеком он станет. Поэтому к этому нужно очень серьезно относиться.

    Был замечательный цирковой режиссер Арнольд Григорьевич Арнольд. Отец мне рассказывал, как однажды в цирке повесили объявление, что после спектакля в красном уголке состоится лекция на тему «О новых путях развития циркового искусства». Идет лекция, все понимают, что докладчик несет полный бред. И когда выступление заканчивается, с заднего ряда раздается голос Арнольда: «Когда вагоновожатый ищет новые пути, трамвай сходит с рельсов». Очень мудро.

    Есть вещи, которые подвластны изменениям, которым трансформации просто необходимы. А цирк стоит на особом месте и его, с моей точки зрения, не нужно сильно трогать. Да, нужно искать и экспериментировать, но для этого есть отдельные цирковые структуры. Когда мы здесь создаем номер, я заранее думаю о том, что должен его продать. И в этом нет никакого цинизма - для меня это продукт, я топ-менеджер, это мой бизнес. Конечно, для меня важно, чтобы корабль, на котором я являюсь капитаном, плыл спокойно, и чтобы все его структуры были обеспечены.

    - Ну тогда у нашего цирка и у иностранных цирковых трупп наподобие Дю Соллей много общего.

    - То, что они делают это в еще большей степени бизнес. При этом не могу сказать, что им там платят очень большие деньги: если сравнивать, то сегодня наши артисты получают примерно столько же. Но из серьезных артистов работать за рубеж никто не поедет из нашего цирка за время моей работы уехали лишь три или четыре человека. Во-первых, хорошие артисты дорого стоят. Во-вторых, здесь их носят на руках, а там их нередко даже в программке не называют. Во время представления там даже не видно их лиц, поскольку они скрыты либо масками, либо гримом. Там все унифицировано, нет трюков мирового уровня. В Дю Солей едут лишь те, кто понимают, что не достигнут «звездного» потолка.

    - А как сейчас обстоят дело с цирковым искусством в бывших союзных республиках?

    - Где как. На Украине все в принципе неплохо: там и спортивная, и цирковая школа на хорошем уровне. Две недели назад я вернулся из Алма-Аты - у них тоже серьезные подвижки есть: они строят стационарные здания для трупп и вместо трех цирков у них теперь четыре. Открыли один цирк в Ашхабаде, но я не знаю, что там происходит, потому что Туркменистан это полузакрытая страна. В Ереване работает цирк, в Тбилиси к счастью тоже. Дело в том, что тбилисский цирк в свое время выкупил Бадри Патаркацишвили и сделал своим частным цирком. А после его смерти было непонятно, что с ним будет, но теперь он вроде как снова работает. В Баку есть цирк, правда им там ремонт нужен здание старое. В Ташкенте работает цирк, правда в нем постоянно какие-то скандалы. А в Прибалтике никогда не было цирков, разве что в Риге есть маленький цирк Альберта Соломонского. Но там пока еще рано говорить о каком-то уровне мастерства.

    - А существует мода на цирковые жанры?

    - Бывает, что какой-то жанр несколько лет никому не нужен или вообще не востребован. А бывает и наоборот. Вот в последние лет пять идет спрос на жанр «жонглер с диаболо». Причем спрос на него в Европе, хотя изначально это китайский жанр. Или аттракцион «русские палки» сейчас всем вынь да положь, а еще два года назад все от него отпихивались. Жанр иллюзии вообще ушел, потому что по телевидению уже давно показали, как это все делается и теперь никому оно не интересно.

    - А культурный обмен в цирковой среде существует?

    - Я помню, что в последние советские годы это было особенно популярно. Как-то раз организовали поездку наших артистов в Никарагуа. Туда отправили целую программу: денег не платили, разве что селили, кормили, давали какие-то суточные и все. Наши артисты туда приехали, оглянулись и спросили: «А они-то нам что дают взамен?».

    Ведь по факту национальных цирков в мире только два русский и китайский. Естественно, Европе и остальному миру мы ближе, чем Китай - там другие традиции и другие цирковые возможности. Поэтому сегодня основной ориентир это мы. Нет национального французского цирка, хотя они и пытаются его как-то позиционировать. Нет американского цирка. Поэтому, если говорить о культурном обмене, то это они, конечно, учатся у нас. А мы у них тоже учимся но не цирковому искусству, а, скорее, цирковым технологиям.

    - Вас цирковые труппы других стран не впечатляют?

    - Многие артисты приезжают к нам из Европы, из Латинской Америки, но они все «корявые». Корявые это такой цирковой термин: когда артист делает что-то хорошо, но некрасиво. Сегодня во всем должна присутствовать эстетика. Это раньше можно было не думать о костюмах, о музыке, о пластике, о режиссуре, о хореографии. А сегодня все это обязательно, потому что является составляющей частью представления. Если раньше на первом месте шел сам трюк, то сегодня это уже анахронизм. Потому что рекорды хороши на Олимпийских горах, а цирк это искусство. И если мы позиционируем его как искусство, то должны максимально следовать всем традициям высокого искусства - как в Большом театре, как в драматическом театре, как в опере.

    ТЕАТРАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ ИЗНУТРИ

    - Цирковые семьи вредят общему делу? Все же семейные склоки, скандалы

    - Нет, не вредят, потому что у артиста во главе угла всегда будет работа, цирк и публика. Был случай в истории цирка, когда должна была выступать группа канатоходцев. Это был семейный номер: сначала участвовали мать и отец, потом их дети, потом зятья, невестки и т.д. Так вот, в одном из номеров папа с сыном очень сильно разругались, причем до такой степени, что перестали разговаривать друг с другом и до последних дней жизни отца только переписывались через маму. Но это не мешало им выходить каждый вечер на манеж и друг друга страховать.

    Правда иногда приходится чем-то поступаться. Есть замечательные молодые артисты и молодая семья - Дима Чернов и Аня Володько. Они работают в разных жанрах. Дима замечательный жонглер, Аня работает в жанре корд-де-парель. И вот у нее контракт в Германии, а Дима там в шоу не нужен. И он поехал с ней в качестве ее ассистента. Это жизнь. Потому что альтернативой могут быть только расставание и гастроли с разными театральными труппами. Тут надо чем-то жертвовать.

    - Гастроли артистов легко себе представить. А как быть с перевозкой крупных животных?

    - Мы каждый год работаем в Японии и с тиграми, и с медведями, и со слонами. Причем последних возили и поездом, и паромом, и самолетами. Перед перевозкой в самолете главное дать слонам по ведру водки. Они от алкоголя не засыпают, а успокаиваются. Ведь самое страшное, если слоны начнут раскачивать самолет и нарушится центровка. В таком методе нет никакого садизма и никакой жестокости. Водку мы даем слонам каждый день это у них в рационе. Они теплолюбивые животные и для поддержания нормального состава крови им дается либо водка, либо красное вино.

    ЦИРК И ПОЛИТИКА

    - Цирк и политика каким-то образом пересекаются?

    - Цирк вне политики. Хотя в умелых руках он, конечно, может служить политическим инструментом. Я всегда привожу пример, который произошел лет 15 назад. В то время в Стамбуле проходили выборы мэра и действующий глава города, который хотел переизбраться, пригласил наш цирк на гастроли и раздал людям бесплатные билеты. В течение месяца все могли приходить на представления: на это ушли деньги избирательной кампании. В итоге мэр выиграл выборы с результатом, как у Лужкова - 98%. Да, может не из-за цирка. Но и из-за цирка тоже. Наверняка все говорили о том, какой хороший мэр, что он устроил праздник.

    Еще я помню, как мы ездили с шапито по России. У нас с руководством городов хорошие отношения - люди на местах всегда помогают. Есть, конечно, те, кто не понимает, зачем мы им нужны. Я, например, спрашиваю: «А когда у вас выборы?». На меня смотрят с опаской: «А зачем вам?». А я в ответ: «Вы же можете все это разыграть. Сможете сказать, что не в вашей власти сделать жизнь людей богаче, но в ваших силах сделать ее немного более радостной. И добавить потом, что ради этого вы пригласили лучший цирк страны. И будет для вас дополнительная галочка в зачете».

    - А кто из знакомых вам политиков понимает влияние цирка на умы людей?

    - Был я как-то на одном мероприятии у Александра Лукашенко. Про него недоброжелатели разное говорят, но никто никогда не называл его дураком, потому что он очень умный человек. И одно из проявлений его политической грамотности заключается в том, что он каждый год, уже много лет подряд устраивает рождественские президентские праздники в цирке. Приглашает детей, водит с ними хороводы, читает стихи. Пиар, конечно, лобовой, но ведь действует и помогает.

    - Ну на постсоветском пространстве вообще давние традиции смешивать политику и чистые жанры.

    - Да, в свое время еще при «совке» нам говорили о том, что цирк нужно задействовать в качестве пропаганды нашего строя. Особенно к клоунам приставали по поводу того, почему у них нет острых сатирических политических реприз, а одни лишь социальные и злободневные. Причем их репризы были смешными и концептуально вписывались в цирковые программы. А цензорам вынь да положь политсатиру.

    Я помню, нам написали репризу под названием «Похороны атомной бомбы». Реприза заключалась в следующем: на манеж клоун выводит бутафорскую корову это два человека, накрывшиеся тряпкой. Корова впряжена в повозку, в повозке лежит атомная бомба. А сзади идет живой осел, одетый в черный цилиндр, черный фрак, с черной бабочкой на шее. Этакий символ буржуя в трауре. И инспектор манежа спрашивает: «А что происходит?». И клоуны отвечают: «Это то, о чем мечтает все прогрессивное человечество. Это похороны атомной бомбы». Он говорит: «Как здорово! А этот почему в трауре?». Ему отвечают: «Да потому что он осел!». В лоб такая агитка, конечно, но приказали сделали.

    Купили осла, изготовили реквизит, повозку, бомбу, отрепетировали и решили проверить. Кончилось плохо. Вывели корову, повозку и осла. Спрашивают: «А что это такое?». В ответ: «Это то, о чем мечтает все прогрессивное человечество». В это время осел почему-то возбудился и полез сзади на корову. Причем он ее кусает зубами, копытами бьет, а люди, которые в корове находятся, ничего не видят. В итоге они упали, корова перекрутилась. Осла оттащили у него пена, глаза красные. Бомба вывалилась, двое в шкуре тоже уползли. Так никто и не понял, о чем мечтает все прогрессивное человечество. После чего режиссер Марк Соломонович Местечкин, который смотрел из-за кулис на все это, сказал: «Чтобы у меня в цирке этого больше не было!». И на этом история закончилась. На моей памяти больше не было случаев, чтобы мы возвращались к теме политики.

    ТВОРЧЕСКИЕ ПЛАНЫ

    - Нынешняя программа «На Бис!» будет идти до конца лета. Что дальше?

    - В сентябре у нас будет проходить 12-й по счету международный фестиваль. И если поначалу мы сами звонили и приглашали артистов, то сейчас уже очень много желающих. Это закономерно, ведь фестиваль - это биржа. От нас каждый год увозят номера и в Монте-Карло, и в Париж. В качестве жюри выступают артдиректоры всех фестивалей, а потому артистам выгодно принимать в фестивале участие. Они показывают свой номер не агенту, который будет затем его продавать, а непосредственно руководителю либо цирка, либо фестиваля, который сам напрямую сможет артиста приглашать.

    - Два года назад в Москве проходил очередной международный фестиваль. Ради интриги организаторы фестиваля пригласили швейцарского канатоходца Фредди Нока, который должен был перейти по канату через Москву-реку. В этом году будет что-то подобное?

    - Тогда фестиваль организовывал Росгосцирк. Кончилось это плохо - канат лопнул и чуть не поубивал журналистов. К тому же это был не цирковой номер подобные вещи делают люди, которыми движет адреналин. И они производят зрелище, а ведь цирк должен быть искусством. Тем более, что мы не отказываемся от всех этих смертельных номеров. Мой отец говорил, что цирк должен удивлять, радовать и немножко пугать. Но во всем важна мера.

    Сейчас мы создаем проект, который называется «Золотой сезон» - собираем номера и артистов, которые взяли «золото» в те или иные годы на международных фестивалях. А вот прошлый наш проект назывался «Снова вместе». Он был посвящен юбилею Советского Союза в тот раз мы собрали номера со всех союзных республик. Артисты приехали - кто в тюбетейке, кто в черкеске - а нам это все было не нужно. Ведь у нас не было задачи позиционировать культуру, нам нужно было как раз наоборот усреднить это все. Поэтому все костюмы мы шили сами и только на них мы потратили восемь миллионов. Поэтому и лезгинка нам тоже не нужна - нужна современная музыка. Мы просто вспоминали период, когда мы жили вместе, и пытались повторить это хотя бы в цирке.

    ПРОБЛЕМЫ ЦИРКА

    - Когда меня спрашивают: «Есть ли у вас проблемы?», я отвечаю: «Проблем нет. Есть вопросы, которые надо решать». А проблемы люди часто сами создают искусственно, чтобы сваливать на них свои недоработки. А так - сложно даже не мне, а всей команде. Ведь управление цирком зависит от командной работы - один капитан ничего не сделает. Если представить корабль в открытом океане, то там все находятся при делах - кочегар уголь бросает, кок варит кашу, штурман прокладывает курс, рулевой у штурвала стоит, матросы драят палубу. А что делает капитан? Грустный ответ - капитан нужен на корабле только на случай катастрофы, чтобы за все ответить.

    Конечно, хороший цирк делать трудно и дорого. После того, как не стало Юрия Владимировича Никулина, мы для себя решили, что планка Цирка на Цветном бульваре должна быть на высоте. И хотя этого сложно добиваться, но нам никто и не обещал, что будет легко.

    - Что заставляет вас создавать новые цирковые номера?

    - Дело в том, что хотя мы и постановочный цирк, но для нас на первом месте не стоит создание новых номеров. Мы их создаем либо по мере необходимости, либо по вынужденным причинам, когда приходят действительно талантливые и интересные люди, которых жалко отпускать. В таком случае мы берем необработанный алмаз, граним его и ставим его в оправу, чтобы он заиграл.

    Советский и российский цирк всегда славились групповыми, массовыми номерами, сильными трюками, с костюмами, с оркестровой музыкой. Сейчас у нас есть два таких номера, созданных нами это «подкидные доски Соколовых», и год назад мы выпустили групповых акробатов на шестах - «Русские палки Гречушкиных». Они за год собрали практически все «золото» по миру, только в Монте-Карло им дали серебро.

    И вместе с тем, мы пытаемся хоть немного исправить тот вред, который нашему цирку сегодня наносят люди посторонние.

    - Кого вы имеете в виду?

    - Людей, которые мешают цирку, которые не поддерживают цирк, которые пытаются цирк растащить по кускам. Я не параноик, но у меня такое ощущение, что нам кто-то все время вредит. Вредит сельскому хозяйству, Большому театру, цирку Я мало смотрю телевизор и почти не читаю газет, но некоторые вещи, которые происходят, например, в Госдуме, создают ощущение, что это шпионы, которых специально заслали. Потому что есть вещи, которые явно пойдут во вред - это понятно любому здравомыслящему человеку. А депутаты подобные темы всерьез обсуждают. А то, чем нужно реально заниматься, при этом отодвигается на второй план. То, что сегодня делают с цирком, - это преступление, на мой взгляд. Сейчас. Например, в Росгосцирке новый директор, еще года нет, как она пришла. Но она не знает, что делать. И никто не знает.

    Беседовала Татьяна Поддубская

     


    Новости по теме
    Насладиться экзотикой Индии можно в Москве
    Екатеринбуржцам нравится гулять за деньги
    Самую полную и объективную биографию Гумилева презентуют в Екатеринбурге
    В Москве впервые проходит выставка «That's Opera!»
    Алла Пугачева попалась на пренебрежении авторскими правами
    Искать любовь в раю будут в «Кинодоме»
    Екатеринбург выбирает самых знаменитых людей